Египетский диалект

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Египетский диалект » да мУмтиъ (это интересно) » Арабские сказки


Арабские сказки

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

Арабские сказки порой открывают такую простую истину, которою мы в суете дней не замечаем. Когда у меня бывают свободная минутка, я с удовольствием читаю такие произведения и подмечаю для себя что-то новое! Иногда они смешные иногда серьезные, но если присмотреться, можно увидеть что всегда очень жизненные!

Убем сразу двух.... нет трех(!) зайцев: будем читать и
-мысли мудрые черпать 
-арабский учить
-с арабским менталитетом частично знакомиться

(единственный минус- эти сказки на фусхе, т.е. классический арабский. Но плюсов всё-равно больше! :jumping: )

Бедуин и араб
http://arabistika2004.narod.ru/beduinarabic.jpg
أَلْبَدَوِيُّ وَ الْعَرَبِيُّ

لَقَدْ سَفَرَ رَجُلٌ بأمُورِ التَِّجَارَةِ. وَ لَمْ تَجْلِبُهُ السَّعَادَةُ  فَقَرَرَ أنْ يَرْجَعَ إلَيَ بَيْتِهِ. لَقَدْ سَحَبَ كيِساً مَعَ الأَكْلِ وَ وَقَفَ لِيَأَكُلَ. وَ قَدْ مَرَّ بِهِ بَدَوِيٌّ جَوْعَانٌ. وَإنْحَنَي الْبَدَوِيُّ لِلْعَرَبِيِّ  فَقَالَ لَهُ:
-" إنَّنِي مِنْ بَلَدِكَ وَ أَذْهَبُ إلَيَ الْعِرَاقِ"
وَ سَألَهُ الْعَرَبِيُّ قَائِلاً :
- " أَ لَيْسَ لَدَيْكَ أخْبَاراً عَنْ عَائِلَتِي؟"
فَرَدَّ الْبَدَوِيُّ : " لِيِ أخْبَاراً "
- " كَيْفَ صِحَّةُ إِبْنِي؟"
-" إنَّهُ بِخَيْرٍ وَ عَافِيَّةٍ وَ الْحَمْدُ لِلَّهِ"
- " وَ كَيْفَ صِحَّةُ أُمِّهِ؟"
- "صِحَّتُهَا جَيِّدَةٌَ لدَرَجَةٍ لاَ يُمْكِنُ التَّمَنَّي أَضكْثَرُ مِنْهَا
- " وَ كَيْفَ حَاَلَةُ بَيْتِي؟"
-" أَهْ...يَا لَهُ مِنَ الْفَخَامَةِ كَمَا تَعْرِفُ"
-" وَ كَيْفَ حَالَةُ جَمَلِي؟"
- " إِنَّهُ جَمَلٌ سَمِينٌ "
- " وَ كَيْفَ حَالَةُ كَلْبِي؟"
- " إِِنَّهُ يُحَارِسُ بَيْتَكَ كَالْعَادَةِ "
لَقَدْ فَرِحَ التَّاجِرُ إذْ سَمِعَ كُلَّ ذَلِكَ وَ إِسْتَمَرَّ فِي أَكْلِهِ دُونَ أَنْ يَقْتَرِحَ الْبَدَوِيُّ الَّذِي أجَابَ لَهُ أخْبَاراً فَرِحَةً  شَيْئاً. وَ إذْ ظَهَرَ فِي الْبُعْدِ مَاعِزٌ وَحْشِيٌّ  وَ إِنْصَرَفَ وَرَاءَ الرِّمَالِ فَوْراً. وَ قَرَرَ الْبَدَوِيُّ أَنْ يَحْتَالَ كَيْ يَجْعَلَ الْعَرَبِيُّ يُعْطِي لَهُ شَيْئًا مِنَ الأَكْلِ فَقَالَ:
-" إِنَّ السَّلاَمَةُ تَمُرُّ بِسُرْعَةٍ وَ تُغِيبُ لأَبْدِ الأَبَدَيْنِ. إنَّ كُلَّ مَا حَدَثْتُ لَكَ عَنْ عَائِلَتِكَ وَ بَيْتِكَ وَ مُلْكِكَ هُوَ الْحَقِيقَةُ. وَ لَكِنَّهُ كَانَ ذَلِكَ أمْسِ. أمَّا الْيَوْمَ...فَلَنْ يَجْرِي هَذَا الْمَاعِزُ إذَا كَانَ كَلْبُكَ حَييًّ ".
و سَألَهُ الْعَرَبِيُّ قَلِقاً : " وَ هَلْ هُوَ نَفَقَ؟"
فَرَدَّ الْبَدَوِيُّ : " أجَلْ، إِنَّهُ أَفْرَطَ فِي أَكْلِ لَحْمَ جَمَلِكَ"
- " مَا الَّذِي تَقُولُ! هَلْ جَمَلِي غَيْرُ مَوْجُودٌ  أيْضاً؟"
- " أجَلْ، فذَبَحُوُهُ  وَقْتَ جَنَازَةِ زَوْجَتُكَ"
- " هَلْ تَوّفَّتْ  زَوْجَتِي؟"
- " إِنَّهَا إنْتَحَرَتْ بِسَبَبِ حُزْنِهَا لإبْنِكَ "
- " كَيْفَ هَذَا؟ تَوَفّيَ إِبْنِي؟ لَعْنَةُ اللهِ عَلَيْكَ!"
- " يَا أسْفَاهُ، لَقَدْ سَقَطَ سَقْفُ بَيْتِكَ فَقَتَلَهُ "
لَمْ يَتَمَالَكْ الْعَرَبِيُّ وَ إِنْدَفَعَ رَكْضاً إلَيَ جَمَلِهِ نَاسِياً كِيسَهُ مَعَ فَضَلاَتِ الطَّعَامِ. أَمَّا الْبَدَوِّيُّ فَأَخَذَ الْكِيسَ وَ أَكَلَ كُلَّ مَا بَقِيَ فِيهِ  فَقَالَ:
- " لَيَجِدُ الْعَرَبِيُّ فَرْحاً عِنْدَ وُصُولِهِ الَي بَيْتِهِ..."

млин, с огласовками комп плохо вязь отображает :(

транскрипция (не моя)

Ал-ба'дауиййу уа-л-‘а'рабиййу .
                                                                                                 
Ла'кад са'фара ра'джулун би уму'ри-т-тиджа'ра. Уа лам таджли'буху-с-са‘а'дату уа ка'рара ан йа'рджа‘а ила ба'йтихи. Ла'кад са'хаба ки'сан ма‘а ал-’а'кли ли йа’кул. Уа кад ма'рра бих бадауи'ййун джау‘а'нун. Фа инхана ал-ба'дауиййу ли-л-‘а'рабиййи фа ка'ла лаху:
«И'ннани мин баладика уа а'зхабу и'ла-л-‘Ира'ка»
Уа са’а'лаху ал-‘араби'ййу:
«А ла'йса лада'йка ахба'ран ‘ан ‘аилати?»
Фа ра'дда ал-бадауи'ййу: - «Ли ахба'ран»
«Ка'йфа си'ххат и'бни?»
«И'ннаху би ха'йрин уа  ‘а'фийатин уа-л-ха'мду лилла'хи»
«Уа ка'йфа си'ххату у'ммихи?»
«Сихха'туха джа'ййидатун ли дара'джатин ла йу'мкину ат-тама'нна а'ксара ми'нха»
«Уа ка'йфа ха'лату ба'йти?»
«Ах…Йа ла'ху мин ал-фаха'мати кама' та‘арифу
«Уа ка'йфа ха'лату джамали'?»
«И'ннаху джамалун сами'нун»
«Уа ка'йфа ха'лату ка'лби?»
«И'ннаху йуха'рису ба'йтака ка-л-‘а'дати»
Лака'д фа'риха ат-та'джиру из са'ми‘а ку'лла за'лика уа иста'марра фи а'клихи ду'на ан йа'ктариха ал-бадауи'ййа алла'зи аджа'ба ла'ху ахба'ран фа'риха ша'й’ан. Уа из за'хара фи-л-бу‘ади ма‘изун уахши'ййун уа инса'рафа уара’ ар-рима'л фа'уран. Уа ка'ррара ал-бадауи'ййу ан йахта'ла кай йад‘ала ал ‘арабиййа ан йа‘ти лаху ша'й’ан мин ал-а'кл фа ка'ла:
«И'нна-с-сала'ма таму'рру бису'р‘атин уа туги'бу ли абд ал-абада'йни. И'нна ку'лла ма хада'сту ла'ка ‘ан ‘а'илатика уа ба'йтика уа му'лкика хууа ал-хаки'кату.Уа лаки'ннаху ка'на за'лика амси. А'мма ал-йа'ума…Лан йа'джри ха'за ал-ма‘изу и'за ка'на ка'лбака ха'ййан».
Уа са’а'лаху ал-‘араби'ййу ка'ликан: «Уа хал ху'уа на'фака?»
Фа ра'дда ал-бадауи'ййу: «А'джал, и'ннаху а'фрата фи акли ла'хма джа'малика»
«Ма алла'зи таку'лу! Хал джа'мали га'йру мауджу'дун а'йдан?»
«А'джал, фа  забаху'ху уа'кта джана'зати за'уджатика»
«Хал тауа'ффат за'уджати?»
«И'ннаха инта'харат би са'баби ху'зниха ли и'бника»
«Ка'йфа ха'за? Тауа'ффа и'бни? Ла‘нату А'ллахи ‘ала'йка!»
«Йа а'сфах…Са'ката сакфу ба'йтика фа ката'лаху»
Лам йата'малак ал-‘араби'ййу уа инда'фа‘а ра'кдан и'ла джа'малихи на'сийан ки'саху ма‘а фада'лати-т-та‘а'ми. А'мма ал-бадаууи'ййу фа а'хаза ал-ки'са фа а'кала ку'лла ма ба'кийа фих фа ка'ла: - «Лайа'джиду ал-‘араби'ййу фа'рхан ‘инда усу'лихи ила ба'йтихи»… 

Бедуин и араб.

Один человек отправился в странствие по торговым делам. Но счастье не сопутствовало ему, и он решил вернуться домой. В дороге он вынул сумку с пищей и остановился поесть. Мимо проходил голодный бедуин. Он поклонился арабу и сказал: "-Я из твоей страны, а иду в Ирак". Тот спросил: "- Нет ли у тебя известий о моей семье?" "- Есть", - ответил бедуин. "- Как здоровье моего сына?" "- Он в добром здравии, слава Аллаху". "- А его матери?" "- Ее здоровье так хорошо, что лучшего и желать не приходится". "- А как мой дом?" "- О, он великолепен, как тебе известно". "- А как ты нашел моего верблюда?" "- Очень упитанный верблюд."- А как собака?" "- Как всегда, стережет дом".
Выслушав все это, купец повеселел и. продолжал свою трапезу, не предложив ничего бедуину, принесшему радостные вести. Вдруг вдалеке показался дикий козел и тотчас же снова скрылся в песках. Бедуин решил прибегнуть к хитрости, чтобы заставить араба дать ему что-нибудь поесть, и заметил: "- Благополучие проходит быстро и исчезает навсегда, как этот козел. То, что я рассказал тебе о твоей семье, о твоем доме и имуществе, - все это правда. Но так было вчера. А сегодня... Этот козел не убежал бы, если бы твоя собака была жива". "- А разве она издохла?" - заволновался араб. "- Да, она объелась мясом твоего верблюда," - ответил бедуин. "- Что ты говоришь! Разве верблюда тоже нет?" "-Да. Его закололи на похоронах твоей жены".- "-Моя жена умерла?" "- Покончила с собой от тоски по твоему сыну. "- Как, и сын мой умер? Будь ты проклят!" "- Увы, крыша твоего дома упала и придавила его.
Тут араб уже не выдержал, закричал, бросился к верблюду, вскочил на него и умчался, позабыв о своей сумке с остатками еды. Бедуин взял сумку, съел все, что в ней было, и сказал: "- Вот радости-то будет у араба, когда он приедет домой..."

взято с сайта http://arabistika2004.narod.ru/beduinarabic.htm

+1

2

Хитрый продавец

http://arabistika2004.narod.ru/prodavec.jpg

الْبَائِعُ الْمُحْتَالُ

لَقَدْ كَانَ رَجُلٌ وَاقِفٌ فِي السُّوقِ مَاسِكاً  سُفَيْطاً صَغِيراً بَيْنَ يَدَيهِ. وَ قَدْ هَرَفَ بِبَضاَئعِهِ وَ هِيَ قِطاَعَاتٌ صَغِيرَةٌ مِنَ الْقِصْدِيرِ وَ قَبْصَةُ الأَعْشَابِ الْمُعَرَّكَةِ إِذْ يُؤَكِّدُ أنَّهُ أَيُّ مُشْتَرٍ قَادِرٌ عَلَيَ تَحْوِيلِ الْقِصْدِيرَ إلَيَ الذَّهَبِ.
وَ قَدْ مَرَّ بِهِ أَحْمَدُ . سَمِعَ أَحْمَدُ كَلِمَاتَ الْبَائِعِ وَ وَقَفَ سَائِلاً:
- " وَ كَيْفَ الْقِيَامُ بِهَذِهِ الأُعْجُوبَةِ؟ "
وَ أَجاَبَهُ بَائِعُ السُّفَيْطَةِ قَائِلاً :
- " الْقِيَامُ بِذَلِكَ بَسِيطٌ جِدَّاً. فَخُذْ قِطْعَةَ الْقِصْدِيرِ وَ حُطَّهَا فِي الْقِدْرَةِ. ثُمَّ ضِعْ الْقِدْرَةَ عَلِيَ النَّارِ. وَ بَعْدَ مَا يَذُوبُ الْقِصْدِيرُ أَنْثُرْ قَبْصَةّ الأَعْشَابِ الْمُعَرَّكَةِ فِي الْقِدْرَةِ وَ خُضَّ الْمَحْصُولَ خِلاَلَ مُدَّةِ سَاعَتَيْنِ. وَ عِنْدَئِذْ تَرَي قِطْعَةً ذَهَبِيَّةً عَليَ قَاعِ الْقِدْرَةِ."
لَقَدْ فَرِحَ أَحْمَدُ وَ إِشْتَرَي أَكْبَرُ قِطْعَةَ الْقِصْدِيرِ مِنَ الْبَائِعِ وَ تَوَجَّهَ إلَيَ بَيْتِهِ قَابِضاً يَدَهُ عَلَي قَبْصَةِ الأَعْشَابِ الْمُعَرَّكَةِ. وَ لَمْ يَخْطَأْ عِدَّةَ خَطَوَاتٍ حَتَّي سَمِعَ صَوْتَ صَاح كَ أَحْمَدُ قَائِلاً:
- " وَ مَا السَّبَبُ الَّذِي يَجْعَلُنِي أَنْ أُفَكِّرَ عَنِ الدُّبِّ الأبْيَّضِ الرَّاقِصِ؟ فَلَيْسَتْ لِي أيَّةُ عَلاَقَةٍ بِهِ".
لَقَدْ وَصَلَ أَحْمَدُ إلَي بَيْتِهِ وَ حَدَثَ لِزَوْجَتِهِ وَ بَنَاتِهِ كُلَّهُ. ثُمَّ أَخْرَجَهُنَّ أَحْمَدُ مِنَ الْمَطْبَخِ وَ شَرَعَ فِي الْعَمَلِ بِفَرْحٍ. وَ وَضَعَ أَحْمَدُ الْقِصْدِيرَ فِي الْقِدْرَةِ . ثُمَّ وَضَعَ الْقِدْرَةَ عِلَي النَّارِ. وَ بَعْدَ أَنْ ذَابَ الْقِصْدِيرُ نَثَرَ أَحْمَدُ قَبْصَةَ الأَعْشَابِ الْمُعَرَّكَةِ فِي الْقِدْرَةِ. وَ بَعْدَ ذَلِكَ أَخَذَ أَحْمَدُ فِي خَضِّ الْمَحْصُولِ بِقُوَّةٍٍ.
وَ هَا قَدْ مَرَّتِ السَّاعَةُ وَ السَّاعَتَيْنِ وَ السَّاعَتَيْنِ وَ نِصْفُ السَّاعَةِ. وَ فِي النِّهَايَةِ لَمْ تَصْبُرْ الزَّوْجَةُ وَ هِيَ فَتَحَتِ الْبَاَبَ قَلِيلاً سَائِلَةً:
- " إِذَنْ كَيْفَ الذَّهَبُ؟ هَلْ هُوَ حَقِيقِيٌّ؟
وَ أَجَابَهَا أَحْمَدُ مَنْهُوكُ الْقُوَي مَاسِحاً جَبِينَهُ الْمُتَفَصَّدُ عَرَقاً :
- " لَيْسَ غَيْرَ الشَّيْطَانِ دَخَلَ الأَمرَ! إِنَّنِي أَعِيشُ ثَلاَثَةَ وَ خَمْسُونَ عَاماً وَ لَمْ أرَي الدُّبَّ الأبْيَضَ الرَّاقِصَ لاَ فِي الْحَقِيقَةِ وَ لاَ في الْمَنَامِ. وَ لَكِنَّ الآنَ عِنْدَمَا عَليَّ أَنْ لاَ أُفَكِّرَ عَنْهُ يَتَخَايَلُ لِي طُولَ الْوَقْتِ. إِنَّهُ يَرْقُصُ وَ يَرْقُصُ أمَامِي – عَليَ الأرضِ وَ الرُّفُوفِ وَ الطَّاوِلَةِ. إِنَّنيِ أرَي الدُّبَّ الأبْيَضَ الرَّاقِصَ حَتَّي عِنْدَمَا أَنْظُرُ إليَ الْقِدْرَةِ.

--------------------------------------------------------------------------------

  Ал-баи‘у-л-мухталу 

Лакад кана раджулун уакифун фи-с-сук масикан суфайтан сагиран байна йадайхи. Уа кад харафа би бадаи‘ихи уа хийа кита‘атун сагиратун мин ал-кисдири уа кабсату-л-а‘ашаби -л-му‘арракати из йу’аккид аннаху аййу муштарин кадирун  ‘ала тахуили ал-кисдира ила-з-захаби.
Уа кад марра бихи Ахмаду. Сами‘а Ахмаду калимата-л-баи‘и  уа уакафа са’илан: «Уа кайфа ал-кийама би хазихи-л-у‘джубати?»
Уа аджабаху сахибу-с-суфайтати ка’илан: «Ал-кийаму би залика баситун джиддан. Фа хуз кит‘ата-л-кисдири уа уа хуттаха фи-л-кидрати. Сумма ди‘  ал-кидрата  ‘ала-н-нари . Уа ба‘ада ма йазубу ал-кисдиру унсур кабсата ал-а‘шаба ал-му‘аррака уа фи-л-кидрати уа худд ал-махсула хилала муддата са‘атайни. Уа ‘инда’из тара кит‘атан захабийатан  ‘ала  ка‘и-л-кидрати».
Лакад фариха Ахмаду уа иштара акбару кит‘ата-л-кисдири мин ал-баи‘ уа тауаджаха ила байтихи кабидан йадаху ‘ала  кабсати-л-а‘шаби-л-му‘арракати . Уа лам йахта’  ‘иддат хатауат хатта сами‘а саута сахиб ас-суфайти уа хууа  йакулу: «Иннани насайту ан анзарака  кай ла туфаккир ‘ани-д-дубби-л-абйади ар-ракиси уа анта тахудд ал-кисдира аз-за’иба. Уа илла фа лан танджах фи тахкики-л-у‘джубати».
Уа дахика Ахмаду ка’илан: «Уа ма ас-сабабу аллази йадж‘алуни ан уфаккира ‘ани-д-дубби-л-абйади ар-ракиси? Фа лайсат ли аййата  ‘алакатин бихи».
Лакад уасала Ахмаду ила байтихи уа хадаса ли зауджатихи уа банатихи куллаху. Сумма ахраджахунна Ахмаду мин ал-матбахи уа шара‘а   фи ‘амалин би фарахин. Уа уада‘а Ахмаду ал-кисдира фи-л-кидрати. Сумма уада‘а ал-кидрата ‘ала-н-нари. Уа ба‘ад ан заба ал-кисдиру насара Ахмаду кабсат ал-а ‘шаба ал-му‘арраката фи-л-кидрати. Уа ба‘да залика ахаза Ахмаду фи хадди-л-махсула би кууатин.
Уа ха кад маррати-с-са‘а уа-с-са ‘атайн уа нисф ас-са‘а. Уа фи-н-нихайа лам тасбур аз-зауджат уа хийа фатахат ал-баба калилан са’илатан:
     -«Изан кайфа аз-захабу? Халь хууа хакикиййун?»
Уа аджабаха Ахмаду манхук ал-кууа масихан джабинаху ал-мутакассад ‘аракан: - «Лайса гайр аш-шайтану дахала ал-амра! Иннани а‘ишу саласата уа хамсуна  ‘аман уа лам ара ад-дубба-л-абйада ар-ракиса ла фи-л-хакикати уа ла фи-л-манами. Уа лакинна-л-ана ‘индама ‘алаййа ан ла уфаккира ‘аннаху йатахайала ли тула-л-уакти. Иннаху йаркусу уа йаркусу амами – ‘ала-л-арди уа-р-руфуфи уа-т-тауилати. Иннани ара ад-дубба-л-абйада ар-ракиса  хатта ‘индама анзуру ила-л-кидрати.             

Хитрый продавец.

Некий человек стоял на базаре и держал в руках маленькую шкатулочку. Он расхваливал свой товар -кусочки олова и горсточку растертых трав - и уверял, что любой покупатель может превратить это олово в золото.
Мимо проходил Ахмет. Услышав слова продавца, он остановился и спросил:
- Как же сделать такое чудо?
- Очень просто, - ответил владелец шкатулки, - возьми кусок олова и положи его в горшок, а горшок поставь на огонь. Когда олово растает, высыпь в него щепотку растертых трав и взбалтывай содержимое в течение двух часов. И тогда ты увидишь, что на дне горшка появится золотой слиток.
Обрадованный Ахмет купил у продавца самый большой кусок олова, зажал в кулаке горсточку растертых трав и отправился домой. Но не успел он пройти несколько шагов, как услышал, что хозяин шкатулки зовет его. Ахмет вернулся.
- Я забыл предупредить тебя, - сказал продавец, - когда будешь взбалтывать тающее олово, ни в коем случае не думай о танцующем белом медведе. Иначе у тебя ничего не получится.
Ахмет рассмеялся:
- С чего это я вдруг стану думать о белом медведе? Мне до него нет никакого дела.
Придя домой, Ахмет рассказал обо всем жене и дочерям и, спровадив их из кухни, весело принялся за работу.
Ахмет положил олово в горшок, горшок поставил на огонь, а когда олово растаяло, высыпал туда щепотку трав и принялся усердно взбалтывать содержимое.
Прошел час, два, два с половиной.
Наконец жена, не выдержав больше, приоткрыла дверь и спросила:
- Ну, как золото - настоящее?
- Не иначе, как сам черт вмешался в это дело! - вытирая со лба пот, ответил ей измученный Ахмет.- Пятьдесят три года я живу на свете, и никогда не видел танцующего белого медведя - ни наяву, ни во сне. А сейчас, когда я не должен думать о нем, он мерещится мне везде. Он так и пляшет повсюду перед моими глазами - на полу, на полках, на столе. Даже когда я заглядываю в горшок, я и там вижу танцующего белого медведя.

Источник  http://arabistika2004.narod.ru/prodavecarabic.htm

0

3

Хлеб и золото

http://arabistika2004.narod.ru/hlebizoloto.JPG

أَلْخُبْزُ وَ الذَّهَبُ

لَقَدْ كَانَ عَبَّاسُ وَ هُوَ فَلاَّحٌ فَقِيرٌ. وَ قَدْ عَمِلَ عَبَّاسُ نَهَاراً وَ لَيْلاً لِيَحْصُلَ عَلَي الأكْلِ لَهُ وَ لأُسْرَتِهِ. وَ قَدْ فَكَرَ فِي أَوْقَاتِ الْفَرَاغِ عَنِ الْكَنْزِ الَّذِي قَدْ يَحْصُلُ عَلَيْهِ وَ الَّذِي قَدْ يُخَلِّصُهُ مِنَ الضِّيقِ.

وَ فِي يَوْمٍ مِنَ الأَيَّامِ الْحارَّة لِلْغَايَةِ كَانَ عَبَاسُ قَدْ عَمِلَ كَالْعَادةِ فِي الْحَقْلِ. وَتَعِبَ تَعْبَاً شَدِيدًا فَجَلَسَ تَحْت شَجَرَةٍ وَ شَرَعَ يَحْلَمُ وَ هَو يَقُولُ: "يَا رَيْتَ لَوْ سَمَحَ لِي الله وَ أعْطَيَ لِي قُوةً سَاحِرَةً  تُحَوِّلُ كُلَّ الشَيْءِ الَّذي ألْمَسَهُ لِذَهبٍ. إنْ كَانَ كَذَلِكَ فَأُخَلِّصُ نَفْسي مِنَ عَمَلٍ شَّاقٍّ وَ عِشْتُ عِيشَةَ السَّعَادَةِ".

وَ إذْ سَمِعَ صَوْةً قَائلاً:" يَا عَبَّاسُ! بَعْدَ اللَّحَظَاتِ تَحْصُلُ عَليَ كُلَّ مَا تُرِيدُهُ. حُطَّ يَدَكَ عَلَي شَيْءٍ مَا وَ يَتَحَوَّلُ هَذَا الشَّيْءُ إلَي الذَّهَبِ فَوْرَاً".

لَمْ يَصْدِقْ عَبَّاسُ أذَانَهُ. وَ لَكِنَّهُ قَدْ تَمَيَّلَ وَ رَفَعَ حَجَرًا صَغِيراً مِنْ الأرضِ. وَ مَا كَادَ لَمِسَهُ فَتَحَوَّلَ الْحُجَيْرُ إلَيَ الذَّهَبِ الْخَالِصِ.

لَقَدْ فَرِحَ عَبَّاسُ كُلَّ فَرَحٍََ  فَقَالَ فِي أفْكَارِهِ: " أَذْهَبُ الآنَ إلَي الْمَدِينَةِ وَ أُحَوِّلُ التُّرَابَ وَ الأحْجَارَ إلَيَ الذَّهَبِ....ثُمَّ أَشْتَري قِطْعَةً واَسِعَةً مِنَ الأرْضِ وَ أَبْنِيِ قَصْرًا عَليَ ضِفَّةِ النَّْهرِ حَوَالَيْه بُسْتَانٌ...أََشْتَري أَحْصِنَةً رَائِعَةً وَ أَلْبِسُ مَلاَبِساً فَاخِرَةً...".

وَ هُنَا أَرَادَ أَنْ يَقُومَ وَ لَكِنَّهُ شَعَرَ تَعْبَاً وَ جَوْعَاً وَ عَطْشَاً شَدِيدَةً. لَقَدْ فَهِمَ أَنَهُ لاَ يَسْتَطِيعُ أَنْ يَذْهَبَ.  فَقَالَ عَبَّاسُ لِنَفْسِهِ: " لأَكُلُ مَا الَّذيِ جِبْتُهُ مَعِي صَبَاحاً مِنَ الْبَيْتِ." أَخَذَ عَبَاسُ رَغِيفَاً وَ إِذْ وَضَعَهَا فِي فَمِّهِ فَشَعَرَ ذَوْقَ الْمَعْدِنِ. لَقَدْ تَحَوَّلَ الْخُبْزُ إلَيَ الذَّهَبِ أيْضاً!

وَ بَقِيَتْ لَهُ بَصْلَةٌ فِي كيِسِهِ. أَخَذَهَا عَبَّاسُ أخْذَاً سَرِيعَاً. و إِنْدَهَشَ دَهْشاً كَبِيرًا عِنْدَمَا تَحَوَّلَتِ الْبَصْلَةُ إلَيَ قِطْعَةٍ مِنَ الذَّهَبِ الَّذي لَمْ يَسْتَطِعْ أَكْلَهَا!

لَقَدْ خَافَ عَبَّاسُ خَوْفَا كَبِيرًا. فَكَيْفَ يَأْكُلُ وَ كَيْفَ يَشْرِبُ؟ كَيْفَ يَعِيشُ فِي هَذَا الْعَالَمِ مِنَ قِطَعَاتِ الذّهَبِ؟ فَلَمْ يَمُرَّ زَمَنٌ طَوِيلٌ وَ هَوَ يَمُوتُ مِنَ الْجَوْعِ  وَ الْعَطَشِ دُونَ أَنْ يَسْتَعْمِلَ الذَّهَبَ الْمَحْصُولَ بِسُهُولَةٍ.

لَقَدْ فَكَرَ عَبَّاسُ هَكَذاَ إذْ يَتَصَوَّرُ كَيْفَ يَمُوتُ مَوْتَا مُرِيعَاً مِنَ الْجَوْعِ وَ الْعَطَشِ إذْ أنَّ يَتَحَوَّلُ  كُلَّ مَا يَلْمِسَهُ إلَيَ الذَّهََبِ.

وَ إذْ فَتَحَ عُيُونَهُ وَ لَقِيَ نَفْسَهُ نَائِمًا فِي ظِلِّ الشَّجَرَةِ. وَ فَهِمَ أنَّهُ كَانَ قَدْ تَخَيَّلَ. وَ نَدَّتْ مِنْ صَدْرِهِ تَنَفُّسُ الْمُسْتَرِيحِ كَمَا لَوْ أَنَّهُ أَزِيحَ حِمَلٌ عَنْ كَتْفَيْه.

وَ قَالَ : " الْحَمْدُ للَّه أنَّهُ كَانَ كُلَّ ذَلِك نَوْمَا فَقَطْ!"

Ал-хубзу уа-з-захабу

Лакад кана ‘Аббасу уа хууа фаллахун факирун. Уа кад ‘амила ‘Аббасу нахаран уа лайлан ли йахсула ‘ала-л-’акли лаху уа ли усратихи. Уа кад факара фи аукати -л-фараги ‘ани-л-канзи аллази кад йахсула  ‘алайхи уа аллази кад йухаллисаху мин ад-дики.
Уа фи йаумин мин ал-айами-л-харрати ли-л-гайа кана ‘Аббасу кад ‘амила ка-л-‘адати фи-л-хакли. Та‘иба та‘бан шадидан уа джаласа тахта шаджаратин уа шара‘а йахламу уа хууа йакулу: «йа райта лау самаха ли Аллаху уа а‘та ли кууатан сахира тухаууила кулла-ш-шайи аллази алмасаху ли захаб. Ин кана казалика фалаухаллису нафси мин ал-‘амали-ш-шакки уа ‘ишту ‘ишата-с-са‘адати».
Уа из сами‘а сауатан ка’илан: «Йа ‘Аббасу! Ба‘ад ал-лахазати  тахсула  ‘ала кулла ма туридух. Хутта йадака ‘ала шайин ма уа йатахаууалу хаза-ш-шайу ила-з-захаби фауран».
Лам йасдик ‘Аббасу азанаху. Уа лакиннаху кад тамаййала уа рафа‘а хаджаран сагиран мин ал-арди.  Уа ма када ламисаху фа тахаууала ал-хаджару ила-з-захаби ал-халиси.
Лакад фариха ‘Аббасу кулла фараха фа кала фи афкарихи: «Азхабу-л-ана ила-л-мадинати уа ухаууилу ат-тураба уа-л-ахджара ила-з-захаби…Сумма аштари кит‘ан уаси ‘ан мин ал-арди уа абни касран ‘ала диффати-н-нахри хауалайхи бустанан…Аштари ахсинан раи‘ан уа албасу малабисан фахиран…».
Уа хуна арада ан йакума уа лакиннаху ша‘ара та‘бан уа уа джау‘ан уа ‘атшан шадидатан. Лакад фахима аннаху ла йастати‘у ан йазхаба. Факала ‘Аббасу ли нафсихи: « Ли акулу ма аллази джибтуху ма‘и сабахан мина-л-байти». Ахаза ‘Аббасу рагифан уа из уада‘аха фи фаммихи ша‘ара заука ал-ма‘дин. Лакад тахаууала ал-хубзу ила-з-захаби айдан! 
Уа бакийат лаху басалатун фи кисихи. Ахазаха ‘Аббасу ахзан сари‘ан. Уа индахаша дахшан кабиран  ‘индама тахаууалати-л-басалату ила кит‘атин мин аз-захаби аллази лам йастати‘ аклаха!
Лакад хафа ‘Аббасу хауфан кабиран. Фа кайфа йа’кулу уа кайфа йашрибу? Кайфа йа‘ишу фи хаза-л-‘алами мин кита‘ати-з-захаби? Фа лам йамурра заманун тауилун уа хууа йамуту мин ал-джау‘и  уа-л-‘аташи из анна йатахаууалу кулла ма йалмисаху ила-з-захаби.
Уа из фатаха ‘уйунаху уа лакийа нафсаху на’иман фи зилли-ш-шаджарати. Уа фахима аннаху кана кад тахаййала. Уа наддат мин садрихи танаффусу-л-мустарихи кама лау аннаху узиха хималун ‘ан катфайхи.
Уа кала: «Ал-хамду ли-л-лахи аннаху кана кулла залика науман факат!»

Хлеб и золото.

Аббас был бедный феллах*. Целыми днями трудился он, чтобы добыть пропитание себе и своей семье, а в свободные часы все думал о том, как бы найти клад, который избавил бы его от нужды. Однажды в очень жаркий день Аббас, как обычно, работал в поле. Почувствовав сильную усталость, он сел под дерево и принялся мечтать: “Если бы Аллах дал мне волшебную силу, чтобы я мог превращать все, чего ни коснусь рукой, в золото, - тогда я избавился бы от тяжкого труда и зажил в полном довольстве”. И вдруг он услышал голос: "О Аббас! Сейчас ты получишь то, чего тебе так хочется! Положи свою руку на какой-нибудь предмет - и он тотчас превратится в чистое золото". Аббас не поверил своим ушам. Но все же потянулся к земле и взял маленький камешек. Едва он коснулся его - камешек тут же превратился в чистое золото. Потом Аббас дотронулся до другого камня - и тот тоже стал золотым. Аббас очень обрадовался и подумал: “Сейчас я отправлюсь в город и превращу пыль и камни в золото... Потом куплю много земли, построю на берегу реки дворец и окружу его огромным садом... Я куплю прекрасных коней и облачусь в роскошные одежды...” Тут он хотел подняться, но, почувствовав сильную усталость, голод и жажду, понял, что не сможет идти. “Съем-ка я то, что принес с собою утром из дому”,- решил он и протянул руку к завтраку, который лежал в маленьком мешочке возле дерева. Аббас взял лепешку, но, положив ее в рот, почувствовал металл. И хлеб превратился в золото! В мешочке оставалась еще луковица. Аббас поспешно схватил ее. Каково же было его смятение, когда и луковица стала золотым слитком, который он не мог съесть! Аббас страшно перепугался. Как он будет теперь пить и есть? Как будет жить в этом мире золотых слитков? Ведь так он очень скоро умрет от голода и жажды, даже не попользовавшись золотом, которое без труда дается ему в руки. Так думал Аббас, представляя, как умрет в муках от голода и жажды, раз все, чего бы он ни коснулся, превращается в золото. Но тут он открыл глаза, увидел себя примостившимся в тени дерева и понял, что грезил. Глубокий вздох облегчения вырвался из его груди; словно гора свалилась у него с плеч. "Слава Аллаху, что все это было лишь сном!" - проговорил он.
*феллах (арабск.) – крестьянин   

Источник http://arabistika2004.narod.ru/hlebarabic.htm

0

4

Ластик и Карандаш

http://arabistika2004.narod.ru/lastikikarandash.JPG

Арабская вязь плохо отображается, поэтому решила обойтись без неё.


Транскрипция:

Аль-мимха'ту уа ка'ламу-р-раса'с.

Ка'на да'хила-л-ма'клама мимха'тун саги'ра уа ка'ламу раса'син джами'ль. Ка'латиль-мимха'ту: ка'йфа ха'лука йа сади'ки? Аджа'ба-л-ка'ламу би асаби'ййатин: ла'сту сади'куки! Инда'хашатиль-мимха'ту уа ка'лат: лима'за? Фа ра'дда-л-ка'ламу ли а'ннани акра'хуки. Ка'латиль-мимха'ту би ху'знин: уа лима'за такра'хуни? Аджа'баха-л-ка'ламу: лиа'ннаки тамхи'на ма а'ктубу. Фа ра'ддатиль-мимха'ту: а'на ла а'мху и'лла-л-ахта'. Инза'аджа-л-ка'ламу уа ка'ла ла'ха: уа ма ша'нуки а'нти? Фа аджа'батху би лу'тфин: а'на мимха'тун уа ха'за а'мали. Фа ра'дда-л-ка'ламу: ха'за ла'йса а'малан.Илта'фатати-л-мимха'ту уа ка'лат ла'ху: а'мали на'фиун, ми'сла а'малука. Уа лаки'нна-л-ка'ламу изда'да инзиа'джан уа ка'ла ла'ха: а'нти мухти'атун уа магру'ра. Фа инда'хашати-л-мимха'ту уа ка'лат: лима'за? Аджа'баха-л-ка'ламу: лиа'нна ман йа'ктубу а'фдала мимма'н йа'мху. Ка'лати-л-мимха'ту: Иза'лату-л-ха'та йуа'дилу кита'бата-с-сауа'б. А'трака-л-ка'ламу ла'хзатан су'мма ра'фаа ра'саху уа ка'ла: сада'кти йа ази'зати! Фа'рихати-л-мимха'ту уа ка'лат ла'ху:  А ма за'лта такра'хуни? Аджа'баха-л-ка'ламу уа кад аха'сса би-н-на'дам: лян а'крах ман йа'мху ахта'и. Фа ра'ддати-л-мимха'ту: уа а'на лян а'мху ма ка'на сауа'бан. Ка'ла-л-ка'ламу: лаки'ннани ара'ки татасаггари'на йа'уман ба'ада йа'ум! Фа аджа'бати-л-мимха'ту: лиа'ннани уда'ххи би ша'йин мин джи'сми ку'ллама а'мху ха'та. Ка'ла-л-ка'ламу махзу'нан: уа а'на аху'ссу а'ннани асба'хту а'ксара ми'мма ку'нту! Ка'лати-л-мимха'ту: би а'тфин: ла настати'у ифа'дата-л-а'харин и'лля и'за кадда'мна тадхи'ййатан мин а'джлихим. Ка'ла-л-ка'ламу масру'ран: ма ааза'маки йа сади'кати уа ма а'джмала кала'муки! Фа'рихати-л-мимха'ту уа фа'риха-л-ка'ламу уа аша' садика'йни хами'майни ла йафтарика'ни уа ла йахталифа'н.


Ластик и карандаш.

Были внутри пенала маленький ластик и красивый простой карандаш. Ластик сказал: "Как дела, мой друг?" Карандаш ответил нервно: "Я не друг тебе (букв: я не друг твой)!" Удивился ластик и сказал: "Почему?" Карандаш ответил: "Потому что я ненавижу тебя". Сказал ластик с грустью: "Почему ты ненавидишь меня?" Карандаш ответил: "Потому что ты стираешь то, что я пишу". Ластик ответил: "Я стираю только ошибки". Рассердился карандаш и сказал ему: "А какое твоё дело?!" А он ответил вежливо: "Я ластик, и это моя работа". Ответил карандаш: "Это не работа!" Ластик повернулся и сказал ему: "Моя работа полезная, как и твоя (работа)". Но карандаш ещё больше рассердился и сказал ему: "Ты ошибаешься и высокомерничаешь". Удивился ластик и сказал: "Почему»?!" Карандаш ответил: "Потому что тот, кто пишет -  лучше того, кто стирает". Ластик сказал: "Устранение ошибки приравнивается к написанию правильного". Карандаш умолк на минуту, затем поднял голову и сказал: "Ты правильно говоришь, мой дорогой!" Обрадовался ластик и сказал ему: "А ты перестал меня ненавидеть?" Карандаш ответил, почувствовав сожаление: "Я никогда не буду ненавидеть того, кто стирает мои ошибки". И ответил ластик: "А я никогда не буду стирать то, что написано правильно (букв: было правильно)". Карандаш сказал: "Но я вижу, что ты уменьшаешься изо дня в день!" А ластик ответил: "(Это) потому, что я жертвую частью своего тела каждый раз, когда стираю ошибку". Карандаш сказал грустно: "И я чувствую, что стал короче, чем был". Ластик сказал с сочувствием: "Мы не можем принести пользу другим, кроме как пожертвовав ради них". Карандаш сказал радостно: "Как ты великолепен и как прекрасны слова твои!" Обрадовался ластик, и обрадовался карандаш, и стали они жить как два закадычных друга, не расставаясь и не ссорясь.

А ТУТ ФЛЕШ-ВЕРСИЯ (тож с arabistiki)

0

5

Нищий и счастье

http://arabistika2004.narod.ru/nishi.jpg

Транскрипция:

Ал-мискину уа-л-хаззу

Зата  йаума кана-л-мискину кад раджа‘а ила байтихи из йал‘ан масираху уа хууа йашку бимараратин ка’илан: «Ал-хазз…Айна хууа залика-л-хаззу? Ла‘нату-ллахи  ‘алайхи!»
Фа арада-л-масиру ан йуджауибаху ал-хаззу уа йа’ти ли йасма‘а шакауиху уа та’аууахиху. Уа ма када йакулу ал-мискину хаза-л-калама хатта ахаза-л-хаззу йадаху фа йакулу: « Та‘ала ли уа ла тахафа. Иннани хаззака».
Уа рафа‘а ал-хаззу мискинан уа хамалаху или масафатин ба‘идатин ли-л-гайати. Наззала ал-хаззу мискинан джанба мадхали-л-кахфи ка’илан: «Инна дахила ал-кахфи тухфазу каффата акназа ал-‘алами. Инзил уа хуз лака ма туриду минха. Уа лакинна ‘алайка ан ла та’хуза  касиран джиддан. Фа лийакун химлака хафифан ликай такуна кадиран ли химлаху ли байтика.Уа йакуну тарикака тауилан уа са‘бан такта‘аху анта-л-уахид дуна-л-мурафака.Уа иза таскуту химлака ‘ала-л-арди фа тафкудуху ли абди-л-абадайни. Уа лихаза кун закийан уа ла табхал».
Кала-л-хаззу хаказа уа инсарафа. Назала-л-мискину кахфан фа загалат ‘айнаху мин касрати- л-акнази уа-л-ахджари-л-каримати. Уа шара‘а йамсаку аджмала-л-ахджара-л-каримати уа йамла’у кисаху биха. Уа ба‘ад мурури-с-са‘а хараджа-л-мискину мин ал-кахфи хамилан химлан сакилан ‘ала катфайхи.
Уа лам йаттахиз ‘иддата хутуатин хамилан кисаху хатта та‘иба кулла-т-та‘аби уа хууа йатасаббабу ‘аракан. Уа  ша‘ара-л-мискину аннаху гайру кадирин ‘ала хамли химлаху ба‘адух. Уа факара-л-мискину ка’илан: «Уа ма иза анзилу-л-киса ‘ала сатхи-л-арди уа удахриджаху? Фа мин ал-мустахили аннани ла удахриджаху ила байти уа хууа салим».
Уа ‘амила-л-мискину хаказа. Уа ахаза йатадахраджу кисан малйанан уа хууа фарханун мин ан йамлака гана’ан кабиран. Уа ха хууа курба байтихи каууама захраху  –  уа иза инсарафа кисаху. Уа лам йакун фи айди-л-факир илла хауа’ан сафийан. Уа назара-л-мискину хаулаху уа шара‘а йабки уа йасих из йа‘ан масираху ал-мискин.
Уа хуна захара-л-хаззу. Назара-л-хаззу илайхи назаран гадбан ка’илан: «Иннака муджриман туджаха хаззика уа нафсика. Лайса хунака шай’ан йардика уа ла гана’ан йакфика. Лакад у‘тийа лака касиран уа кана йаджибу  ‘алайка ан та’хуз каммийатан тастати‘у хамлаха. Уа лакиннака бахалта уа ахмалта ‘ала катфайка аксара мин ал-лазими. Уа ха кад факадта куллаху. Фа лийакун залика дарсан лака уа лийу‘аллимука ан тарди би калилин.

Перевод:

Нищий и счастье.

Однажды вечером нищий возвращался к себе домой. Проклиная свою судьбу, он горько жаловался: - Счастье... Где оно, Счастье? Будь проклято это Счастье!
Судьба захотела, чтобы Счастье откликнулось и пришло послушать его жалобы и стенания. И вот, едва лишь нищий произнес эти слова, Счастье схватило его за руку и сказало: "Иди ко мне. Не бойся. Я - твое Счастье". Счастье подняло его в воздух и унесло далеко-далеко; потом оно опустило его у входа в пещеру и промолвило: "- Там, внутри пещеры, скрыты все сокровища мира. Спустись и возьми себе, что захочешь. Но не бери слишком много. Пусть твоя ноша будет легкой, чтобы ты смог дотащить ее до дому. Дорога предстоит длинная и трудная, и ты пойдешь один, без попутчика. Если уронишь ношу на землю, навсегда потеряешь ее. Будь благоразумным и не жадничай". Так сказало Счастье и скрылось.
Нищий спустился в пещеру, и у него разбежались глаза от множества сокровищ и драгоценных камней. Он начал хватать самые красивые камни и наполнять ими свой мешок. Через час он вышел из пещеры, неся на плечах тяжелую ношу.
Сделав несколько шагов со своим мешком, нищий задохнулся от усталости; обильный пот выступил на его лице, покрыл все тело. Он почувствовал, что силы его иссякли, и он не может дальше тащить свой груз. “А что если я опущу мешок на землю и покачу его? - подумал он. - Не может быть, чтобы я не докатил его домой целым”. Так он и сделал. Торжествуя и предвкушая радость от обладания богатством, покатил нищий набитый мешок. Но почти у самого дома он разогнул спину - и мешок вдруг исчез. Руки бедняка сжимали воздух. Он огляделся вокруг, стал кричать и плакать, проклиная свою несчастную долю. И в тот же миг снова появилось Счастье. Гневно посмотрело оно на него и сказало: "- Ты преступник перед своим счастьем и самим собой. Тебя ничто не удовлетворяет, тебе не хватает никакого богатства. Тебе было дано много, и ты должен был взять столько, сколько мог унести. Но ты пожадничал и взвалил на себя непосильную ношу. Теперь ты потерял все. Пусть это послужит тебе уроком, научит довольствоваться небольшим".

0


Вы здесь » Египетский диалект » да мУмтиъ (это интересно) » Арабские сказки